Косатка

Косатка

Коса́тка (лат. Orcinus orca) — морское млекопитающее из инфраотряда китообразных парвотряда зубатых китов (Odontoceti) семейства дельфиновых. Единственный современный представитель рода косаток. Признан самым крупным представителем своего семейства и единственный среди китообразных настоящий хищник, преследующий теплокровных животных.

Латинское orca предположительно происходит от греч. ὄρυξ — этим словом Плиний Старший обозначил некоего хищника, который мог быть как косаткой, так и кашалотом. Английское название killer whale («кит-убийца») косатка получила в XVIII веке вследствие неправильного перевода испанского названия косатки — asesina ballenas («убийца китов»).

Наряду с названием «косатка» в словарях, изданных ранее, зафиксирован равноправный вариант написания «касатка», хотя касатками обычно называют один из видов ласточки, а также рыб семейства косатковых (Bagridae).

Научное название рода неоднократно изменялось, прежде чем пришло к современному стабильному варианту Orcinus orca. Наиболее часто встречается устаревшее название Orca Gray, 1846. Оно было отвергнуто как младший омоним названия, Orca Wagler, 1830, предложенное для другого рода дельфинов (ныне Hyperoodon Lacépède, 1804), и заменено на самый старший из подходящих синонимов: Orcinus Fitzinger, 1860.

Косатки — крупнейшие плотоядные дельфиновые; отличаются от других дельфиновых контрастным чёрно-белым окрасом. Самцы косаток достигают в длину 10 м и имеют массу до 8 т, самки — до 8,7 м длины. Спинной плавник у самцов высокий (до 1,5 м) и почти прямой, а у самок — примерно вдвое ниже и загнут. В отличие от большинства дельфинов, грудные ласты у косатки не заострённые и серповидные, а широкие и овальные. Голова короткая, уплощенная сверху, без клюва; зубы массивные, длиной до 13 см, приспособленные к разрыванию крупной добычи.

Окраска спины и боков у косатки чёрная, горло белое, на брюхе — белая продольная полоса. У некоторых форм антарктических косаток спина темнее боков. На спине, позади спинного плавника, есть серое седловидное пятно. Над каждым глазом имеется по белому пятну.

В водах Арктики и Антарктики белые пятна могут приобретать желтовато-зеленоватый или бурый оттенок из-за покрывающей их плёнки диатомовых водорослей. Форма пятен у косаток настолько индивидуальна, что позволяет идентифицировать отдельных особей. Кроме того, на севере Тихого океана встречаются полностью чёрные (меланисты) и белые (альбиносы) особи.

Косатка распространена практически по всему Мировому океану, встречаясь как вблизи берегов, так и в открытых водах, но придерживается в основном 800 км прибрежной полосы. В ареал не входят Чёрное, Азовское, Восточно-Сибирское и море Лаптевых. В тропиках она встречается реже, чем в холодных и умеренных водах. В России — обычно у Курильской гряды и у Командорских островов.

Косатка — хищник с широким спектром питания, и каждая отдельная популяция обладает довольно узкой пищевой специализацией. Так, некоторые популяции Норвежского моря специализируются на сельди и каждую осень мигрируют вслед за ней к побережью Норвегии; другие популяции в том же районе охотятся преимущественно на ластоногих. При этом пищевые пристрастия определяют социобиологические особенности популяций.

В настоящий момент, согласно позиции Международной Красной книги об исчезающих видах, косатка является единым видом, распространённым практически повсеместно. Тот же официальный источник признаёт, что в некоторых районах косатки делятся на обособленные формы, в частности в северной части Тихого океана на т. н. «резидентных» и «транзитных» косаток, отличающихся пищевыми предпочтениями, а также социальной структурой и особенностями морфологии. «Резидентные» и «транзитные» косатки в природе не общаются и не спариваются, хотя нередко встречаются в одних и тех же районах. Анализ геномов «резидентных» и «транзитных» косаток показал, что между этими формами отсутствует перекрёстное скрещивание, по крайней мере, на протяжении последних 100 тысяч лет.

Косатка является вершиной пищевой цепи в морской живой природе, которая практически не имеет соперников. Тем не менее у косаток, как у очень высокоразвитых морских млекопитающих, в обиходе приняты сложные тактические и даже стратегические схемы, которые используются стаями для добычи пропитания.

Так, в поисках рыбы стаи косаток обычно разворачиваются в цепь и плывут со скоростью около 5 км/ч. При этом эхолокационные сигналы позволяют каждому животному определять своё положение относительно других, оставаться в контакте с ними и участвовать в общей деятельности группы. Обнаруженный косяк рыбы косатки прижимают к берегу или сгоняют в плотный шар у поверхности воды, по очереди ныряют в его середину и глушат рыбу ударами хвоста (карусельный метод). Поскольку для загонной охоты требуется большая стая охотников, группировки косаток включают в себя в среднем от 5 до 15 особей.

Для охоты на средних и крупных млекопитающих, в частности ластоногих, требуется заметно меньшее число участников — от одной до пяти особей. Наиболее зрелищный метод охоты — выбросы косаток на берег, на лежбища морских львов, регулярно происходящие у берегов Патагонии. На тюленей косатки устраивают засады, используя рельеф дна рядом с лежбищами, причём охотится только один самец, а остальные животные ждут в отдалении. Мелких дельфинов косатки загоняют поодиночке или окружая стаю дельфинов силами нескольких групп.

При охоте за тюленями или пингвинами, плывущими на льдине, косатки либо подныривают под льдину и бьют по ней, либо, выстроившись в линию, синхронными движениями мощных хвостовых плавников создают направленную высокую волну, которая смывает добычу в море. Косатки с детства обучены своими матерями разнообразным навыкам охоты и вполне могут действовать самостоятельно, вне стаи. Для этого они способны производить визуальную и акустическую рекогносцировку надводной обстановки в прибрежной зоне, высовывая голову из воды и обозревая окрестности на предмет потенциальной добычи на берегу и прислушиваясь к знакомым звукам, издаваемым потенциальной добычей. Чтобы привить детёнышу способность легко управляться с добычей на берегу, мать силой выталкивает детёныша на мелководье или вообще на сушу, и наблюдает за ним из воды, если детёныш не в состоянии справиться с паникой и самостоятельно вернуться в воду, она выныривает из воды и утаскивает его за собой, после чего повторяет урок до тех пор, пока обучаемый не будет себя чувствовать уверенно на берегу.

Косатка на своих охотничьих угодьях вместе со своим летающим спутником — чернобровым альбатросом

Прирождённые охотники, кроме своих естественных способностей обнаруживать морскую добычу эхолокационным способом, косатки формируют охотничий симбиоз с некоторыми хищными морскими птицами, в частности с чернобровым альбатросом, по поведению стай которого они судят о богатстве того или иного водного района на рыбу. Птицы, хорошо видящие свысока движущиеся в толще вод косяки рыбы, выполняют в этом тандеме функцию воздушной разведки. Периодически всплывая, слыша птичье кряканье и видя повышенную активность альбатросов над водой, косатки судят о том, что эти охотничьи угодья богаты на добычу. Альбатросы, в свою очередь, заинтересованы в прибытии косаток, поскольку те сгоняют рыбу ближе к поверхности воды, где её проще выловить.

В нападении на крупных китов участвуют преимущественно самцы. Они одновременно набрасываются на жертву, кусают её за горло и плавники, пытаясь не дать ей подняться к поверхности. Но при нападении на самок кашалота, наоборот, стараются помешать жертве уйти в глубину (самцов кашалота косатки избегают, поскольку сила их велика, а челюсти способны нанести смертельную рану).

Обычно они пытаются отделить одного кита от стада или отбить детёныша от матери, что удаётся далеко не всегда, так как киты способны эффективно защитить себя и своё потомство (например, в Антарктике инспекторы, облетавшие на малой скорости районы китобойного промысла, наблюдали, как крупные полосатики успешно отгоняли косаток, которые приближались к китовым детёнышам). Довольно часто косатки не съедают кита целиком, выедая только язык, губы и горло. Кроме китов, косатки охотятся на белых акул, в которых с одной стороны усматривают пищевого конкурента, с другой очень ценят акулью печень за содержащиеся в ней питательные ферменты. Самка косатки настолько сильна, что в состоянии в одиночку справиться с большой белой акулой, которая не намного меньше её самой. 

Обучение молодых особей охотничьим приёмам играет важную роль в жизни косаток. Каждая стая имеет свои собственные охотничьи традиции, передаваемые из поколения в поколение.

Существует теория о том, что «транзитные» косатки издают меньше звуков, поскольку морские млекопитающие способны их услышать. Согласно смежной теории, если ориентация в пространстве и выслеживание добычи «резидентными» косатками происходит за счёт активной эхолокации, то «транзитные» ориентируются за счёт пассивного прослушивания шумов океана

Точные данные об общей численности отсутствуют. Минимальная общая численность оценивается в 50 тыс. косаток. Местные популяции предположительно оцениваются в 25 тыс. в Антарктике, 8,5 тыс. — в тропических широтах Тихого океана, 2,5 тыс. — на северо-востоке Тихого океана, от 500 до 1,5 тыс. — у берегов Норвегии и до 2 тыс. — у берегов Японии.

Основные сведения:

Выше в горы - ближе к западно-кавказским турам!