Памятник вoенным тoпoграфам

Памятник вoенным тoпoграфам Д.Выжулл и В.Мoспан (29.12.1941г.) - на сoпке западнoгo склoна гoры Опук, пoгибшим на скалах Кoрабль-Камень в гoды Отечественнoй вoйны, oбеспечивавшие ствoр для планирoвания мoрскoгo десанта. на сoпке западнoгo склoна гoры Опук, пoгибшим на скалах Кoрабль-Камень в гoды Отечественнoй вoйны, oбеспечивавшие ствoр для планирoвания мoрскoгo десанта.

«…В своих воспоминаниях бывший заместитель начальника ГС ЧФ капитан первого ранга в отставке Н. Е. Седов пишет: «Расследовавший обстоятельства гибели лейтенантов Выжула и Моспана начальник гидрографического района Керченской базы капитан-лейтенант Н. З. Евстигнеев доносил (со слов рабочего рыбного промысла), что 28 декабря 1941 г. с кордона немцев у горы Опук отходил в море катер, который привёз двух моряков: один был мёртв, другой еще живой, но весь израненный. Обоих немцы бросили на берегу моря под охраной часового. Утром трупов на месте не оказалось, а на песке были видны кровавые пятна».

В каком месте - моря или суши - покоится прах офицеров-гидрографов, неизвестно. Но об их подвиге знали. Потому и был поставлен памятник на Опуке, только долгие годы он оставался безымянным… И только в 2010 году на памятник поместили памятную табличку с описанием подвига героев-гидрографов…»."... При планировании Керченско-Феодосийской операции (самый конец декабря 1941 г.) советское командование начало подготовку крупного десанта. Для доставки войск с побережья Кавказа в Феодосию решили использовать большие надводные корабли, вплоть до крейсеров. Переход намечалось провести ночью, но поскольку штатные навигационные огни не горели, тщательно была проработана задача обеспечения выхода кораблей в заданную точку. Переход тактического десанта к месту высадки обеспечивался манипуляторной службой баз, военно-лоцманской службой, развертыванием специальных средств навигационного обеспечения и оборудованием нового фарватера на Керчь, проходящего около мыса Железный Рог. Учитывая важность навигационно-гидрографического обеспечения десанта, командование флота выделило для его проведения три подводных лодки, на каждой из них в море ушли гидрографы. Часть десанта предполагалось высадить в районе горы Опук, для чего следовало зажечь огонь на скале Эльчан-Кая, а в трех милях южнее развернуть ман.пункт на подводной лодке Щ-203 («Щука») и светить прожектором на юг. Зажечь огонь на скале поручили лейтенантам-гидрографам Владимиру Моспану и Демьяну Выжулу. Предполагалось, что Моспан с тремя краснофлотцами взберутся по отвесному скоб-трапу на обледенелую скалу и доставят туда ацетиленовый фонарь и баллон газа, а Выжул обеспечит ориентацию прожектора «Щуки». Однако «морская болезнь» внесла свои коррективы. Молодые краснофлотцы так укачались в подводной лодке, что не могли выполнить приказ. Тогда Владимир Моспан и Демьян Выжул в ночь на 28 декабря 1941 г. спустили с подводного корабля «тузик» (шлюпку), погрузили в него всю необходимую аппаратуру (очевидцы потом утверждали, что места в шлюпке было так мало, что офицеры приняли решение не брать с собой шинели) и, несмотря на шторм, направились к скале. Скольких усилий стоило двум лейтенантам-гидрографам в бушующем море добраться до цели, а затем еще подняться на отвесную обледенелую скалу... Что примечательно, у лейтенанта Выжула была задача попроще, и он мог не рисковать своей жизнью. Однако офицер-черноморец понимал, что без его помощи боевому товарищу придется туго. И он сознательно шагнул навстречу неминуемой гибели. Боевой приказ отважные гидрографы выполнили. Вскоре темноту зимней ночи прорезал яркий узкий луч света ацетиленового фонаря... На десантных кораблях его заметили, сделали поправку и проложили уточнённый курс на Феодосию. Впервые в истории войн крейсера ворвались в занятый врагом порт, высадили десантников прямо на пирс и портовый мол. Ночью 29 декабря к месту высадки смельчаков подошла подводная лодка, чтобы забрать их на борт. Но в назначенное время «тузик» с лейтенантами так и не появился. Начался поиск, однако он не увенчался успехом. В начале января 1942 года, сразу после Керченско-Феодосийской десантной операции, техник-интендант 2 ранга И. Кущ выяснял на месте обстоятельства гибели гидрографов. Но никто из жителей близлежащих сел (а тогда вокруг Опука было 4 поселения) ничего определенного сообщить не мог. Рассказывали, что в то время с одного из кораблей, доставляющего подкрепление, видели в море полузатопленный «тузик» с прошитым пулемётными очередями бортом. Людей в нём не было. Принадлежал ли он Моспану и Выжулу, неизвестно. Тогда много всяких лодок носило по волнам...Позже появились разные версии гибели лейтенантов. По одной из них - на берегу, недалеко от скалы Эльчан-Кая, кто-то видел под охраной гитлеровцев двух тяжелораненых советских моряков. По другой - они якобы были взяты в плен гестаповцами..."

В этих местах на перемычке между озерами Кояшское и Узунларское 13 мая 1942 года произошел бой пограничников 3 батальона 95 погранполка с наступающими немецко-румынскими войсками(операция "Охота на дроф"). В бою погибло около 150 пограничников. В этом месте видно был опорный пункт с окопами, в которых возможно похоронили солдат. Кроме них после похоронили тела матросов, которые прибило к берегу. В этом районе проходит течение, которое прибивает к берегу все что плавает.

Самая крупная на Северо-Западе России болотная система, площадью 134 000 га. Более половины площади болотной системы охраняются законом РФ: здесь расположены два федеральных заповедника (Рдейский и Полистовский), заказник (Рдейский, на Рдейском озере) и памятник природы регионального значения (озеро Полисто). Водно-болотное угодье внесено в перспективный список Рамсарской конвенции и является Ключевой орнитологической территорией международного значения.