АСТРАХАНСКИЙ ЗАПОВЕДНИК В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В ПРЕДДВЕРИИ ВАЖНЕЙШЕГО ПРАЗДНИКА ДЛЯ ВСЕЙ НАШЕЙ СТРАНЫ – 75-ЛЕТИЯ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ – МЫ НАЧИНАЕМ РАЗМЕЩАТЬ ОСОБУЮ СЕРИЮ ПОСТОВ.  МЫ РАССКАЖЕМ, КАК ВЁЛ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АСТРАХАНСКИЙ ЗАПОВЕДНИК В ВОЕННЫЕ ГОДЫ.
Скупые строки приказов по заповеднику доносят до нас отголоски  сурового военного времени. Начиная с 24 июня 1941 годв часто встречается такая запись: «Считать выбывшим в РККА по мобилизации». Ушли на фронт ихтиологи К.П. Батов и А.Д. Бондаренко, микробиолог Горбунов К.В., лесовод Боровиков В.М.,
Приказом Главного управления по заповедникам от 4 сентября 1941 года за № 29/718 ввиду сокращения объема работ освобождены от занимаемых должностей заведующий научной частью В.С.Ивлев, его жена орнитолог И.В.Ивлева, ботаник К.В. Доброхотова. На плечи оставшихся работников охраны легли дополнительные заботы. Люди заготавливали чилим и употребляли его орехи в пищу — делали из его муки кашу «Чилимку».
На Дамчикском участке была своя молочная ферма и конюшня. В эти времена в заповеднике существовали должности «учётчица молока» и «кучер-конюх». По документам, хранящимся в Госархиве Астраханской области к 1 января 1942 г. на Дамчикском участке заповедника имелось 7 молочных коров, в том числе 3 выбракованных и 1 уже реализованная 30 декабря 1941 г. Была на участке также одна тёлочка 2-х лет, один бык-производитель и пять телят — то есть всего 15 голов. На 1942 год было решено оставить 4 дойные коровы: Дельту, Дочку, Чайку, Нимфу, тёлку Зайку и 1 быка-производителя Борьку. Молоко распределялось между сотрудниками, частично сдавалось для питания раненых — к зиме 1941/1942 года в Астрахани уже было несколько госпиталей.
Призыв «Всё для фронта! Всё для победы!» неукоснительно выполнялся и сотрудниками заповедника. Они должны были заготавливать птицу и рыбу для бойцов в заповедных угодьях. В приказе от 16 июля  1942 года ответственность за проведение этих работ возлагалась: по Обжоровскому участку на А.Т. Ромашову, по Трехизбинскому — на Е.Ф. Белевич, по Дамчикскому участку на Н.Д. Митрофанова.  За отлов рыбы ответственной была назначена Муромова Галина Андреевна, принятая на должность научного сотрудника ихтиолога 7 марта 1942 года. Рыба  доставлялась на консервный комбинат. В этот голодный год, как и в последующие, сотрудникам заповедника выдавались хлебные и продуктовые карточки. Для предупреждения разбазаривания заповедных запасов для личных нужд в июне 1942 года был издан приказ о соблюдении режима в заповеднике. Из него следует, что к вырубке заповедного леса сотрудники допускались исключительно по лесорубным билетам, лов рыбы для личного пользования проводился по нормам и в местах, отведённых зав. научной частью, те же правила действовали при заготовках ягод и чилима. За невыполнение параграфов приказа сотрудники привлекались к ответственности вплоть до предания суду.
В сентябре 1942 на Е.Ф. Белевич, возлагалась эвакуация наиболее ценного оборудования и архивов заповедника в заповедник Бузулукский Бор, Но в суматохе эвакуации часть имущества была утрачена, в том числе и архив заповедника до 1938 года.
С 16 сентября, согласно приказу № 102, Астраханский заповедник временно прекращал функционировать. Всё движимое и недвижимое имущество, живой и мёртвый инвентарь согласно приказу передавался Севкаспрыбводу по актам, копии которых были направлены в Управление по заповедникам города Москвы. Следующий приказ за № 103 указывал, что охрана заповедника должна осуществляться Севкаспрыбводом, но с сохранением прежнего заповедного режима. Пока Севкаспрыбвод не примет территории, все сотрудники охраны должны оставаться на своих местах. На участках были оставлены лабораторное и хозяйственное оборудование, которое считалось важным сохранить для будущей работы заповедника, и после передачи заповедника Севкаспрыбводу на каждом участке оставлялся один уполномоченный заповедника с сохранением зарплаты до особого распоряжения Главного управления Москвы. Они осуществляли  охрану вверенных им территорий совместно с сотрудниками Севкаспрыбвода, следили за соблюдением режима заповедника, держали тесную связь с инспектором участка.
С 21 декабря 1942 года, вновь была возобновлена деятельность заповедника. Научные исследования в нём продолжились. После возвращения из эвакуации в заповедник приезжали в длительные командировки ученые из Москвы, которые временно зачислялись в штат. К таким специалистам относились Татьяна Александровна Генецинская — паразитолог, Наталья Борисовна Нечаева — зоолог, Мария Соломоновна  Пильштейн — химик и другие.
Несмотря на тяжёлое военное время проводилась студенческая практика. 18 июня 1943 года студенческой практикой руководил профессор МГУ Александр Николаевич Формозов. Среди студентов была Евгения Васильевна Карасева, ставшая видным ученым — зоологом, специалистом по грызунам.
В мае 1944 года в лабораторию ихтиологии пришла работать Валентина Михайловна Бондаренко, жена ихтиолога А.Д. Бондаренко , в 1946 году вернувшегося с фронта на работу в заповедник. С великой радостью, как все советские люди, коллектив заповедника встретил известие о победе.
Учёные основное время проводили на полевых работах, собирая первичный материал, который после обработки превращался в научные статьи. «Заповедные дети» лишь урывками видели своих родителей. Для них в селе Полдневое долгое время работал интернат, зарплату заведующей и воспитателям которого предоставлял Астраханский заповедник.
И увидеть их в естественной среде вы можете в национальном парке "Земля леопарда"